Библиотека в кармане -зарубежные авторы


             

Юнг Роберт - Электронный Оракул


РОБЕРТ ЮНГ
ЭЛЕКТРОННЫЙ ОРАКУЛ
Роберт Юнг известен советским читателям как автор книги "Ярче тысячи
солнц". Книга "Будущее уже началось. Всесилие и бессилие Америки", отрывок
из которой мы публикуем ниже, впервые была издана в 1952 году, а
переработана и дополнена в 1964. Проблемы, поднятые писателем, жизнь не
сняла с повестки дня. Лаборатория технического прогресса, явный и скрытый
от глаз механизм ее действия сегодня интересуют читателя не меньше, чем
вчера. Тем более что речь идет о таком волнующем всех предмете, как
научное планирование будущего.
Даже одна глава из этой книги, которую мы печатаем в сокращении за
недостатком места, позволит советскому читателю составить представление о
том, чьим интересам, каким общественным силам служат в США открытия ученых
в области кибернетики.
"Рэнд корпорейшн" - организация, планирующая будущее, о которой
рассказывает Юнг, основана и финансируется американскими военно-воздушными
силами. Недаром первым, чем занялось "собрание больших умов", оказались
проекты стратегических бомбардировок и "психологических контратак".
Научное программирование будущего на поверку оборачивается разработкой
стратегии и тактики будущей войны. И разумный совет "электронного
оракула", к которому, судя по одному из приведенных эпизодов, прислушались
в свое время правители Америки, дела не меняет. Иначе как можно было бы
объяснить такой поворот событий, как, скажем, нынешняя эскалация войны во
Вьетнаме? Падением авторитета "мозгового треста"? Либо - и это главный
вывод, к которому подводит книга, - тем, что, планируя отдаленное будущее,
американские ученые из "Рэнд корпорейшн" вынуждены, как пишет Р. Юнг,
"отдавать свои знания предприятию, которое более всего противно разуму, -
войне"?
Реакция ученых при этом оказывается далекой от однозначности. Одни
"притерпелись", взгляд на будущее как на "непрерывную цепь военных
конфликтов" им уже начинает казаться "реалистическим" и они включаются в
поиски оптимальных решений "на реальном языке борьбы за мировое
господство". Другие пытаются укрыться за цинической демагогией рассуждений
насчет "стимулирующего эффекта" для науки воинственных настроений сильных
мира сего. Третьи бегут в идиллию Принстона - основанной на частные
пожертвования "обители созерцательных размышлений", где, как показывает в
своей книге Юнг, без особых результатов обсуждаются пути науки, очищенной
от скверны "прикладных обязательств", где в "объединении свободных умов"
не утихают споры о том, есть ли смысл открыто выступать против
использования науки во зло...
"За пять лет я многое видел в этой стране, - пишет Р. Юнг. - Достаточно
много для того, чтобы исполниться сомнений и тревоги. Мне страшно за
Америку: страшно, что в своем стремлении к почти что божественному
всемогуществу она может потерять лучшее, что есть на земле, - уважение к
свободе и человечности".
Это произошло в один из тех редких дней, когда Вашингтон, обычно спокойный
и сдержанный, как надменный аристократический квартал, был пронизан
политической тревогой. "Прославленный герой войны внезапно получил
отставку", - сообщали телеграфные агентства. Возбуждение, вызванное этой
мерой, проникло сквозь изолирующий пояс парков, окружающих силовые
станции, где формируется политическая воля, промчалось по ровным линиям
улиц. наэлектризовало бесконечные дебаты, и отраженными лучами вспыхнуло
опять в правительственных зданиях, спрятавшихся в тени вековых деревьев за
холодными мраморными фасадами.
В амери