Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Хиггинс Джек - Железный Тигр


ДЖЕК ХИГГИНС
ЖЕЛЕЗНЫЙ ТИГР
Посвящается Бренде Годфри, которая любит истории с хорошим концом
Смерть – это железный тигр.
Пословица племени африди
Глава 1
Долина безмолвия
За снежными вершинами, блестевшими под лучами восходящего солнца, небо переливалось оттенками голубого и темносинего. Внизу простиралось темное глухое ущелье. Только монотонное жужжание мотора самолета «Бивер», пробиравшегося в Тибет сквозь лабиринт гор, нарушало вековую тишину.
Джек Драммонд зверски устал, а тут еще тупая боль в затылке справа. Сказывались бессонные ночи, обильные возлияния, да и возраст давал о себе знать. Годы уже не те, чтобы летать здесь, в самом худшем для полетов месте мира, на высоте шестнадцати тысяч футов, да к тому же в негерметизированной кабине.
Улыбнувшись, он повернулся к Чангу:
– Там, под вашим сиденьем, в черном термосе кофе. Я бы тоже не отказался.
Спутником Джека был китаец, но с явной примесью европейской крови. На его загорелом, пышущем здоровьем лице выделялись на удивление голубые глаза, ироническая улыбка говорила о хорошем чувстве юмора.
Китаец был одет в куртку из овчины и каракулевую шапку и все же дрожал от холода, когда открывал термос и наливал кофе в пластиковую чашку.
– А что, здесь всегда так холодно, как сейчас?
Драммонд кивнул:
– Ветер дует со стороны Монголии. Временами он бывает так силен, что просто срывает куски обшивки с фюзеляжа.
Чанг посмотрел вниз, на скалистое ущелье:
– А если вдруг откажет мотор?
Драммонд грубо рассмеялся:
– Шутить изволите.
Чанг вздохнул:
– Теперьто я понимаю, за что вам последние полгода платили такие деньги.
– А могли бы платить и побольше, верно?
Китаец дружелюбно улыбнулся:
– Дорогой Джек, там, на Тайване, мы почти целиком зависим от доброй воли наших американских друзей. И если бы не их великодушие, мы не могли бы себе позволить даже такую малость, как эта тибетская затея.
Драммонд пожал плечами:
– Это меня не волнует. Еще пара таких рейсов – и конец. Я уже достаточно полетал здесь. Пора и честь знать.
Чанг нахмурился:
– Но, Джек, мы без вас пропадем.
– Незаменимых нет, – возразил Драммонд. – Пройдитесь по барам Калькутты. Там полно бывших летчиков Королевских военновоздушных сил, которые лишились лицензии на полеты в гражданской авиации и болтаются без дела. Они полетят куда угодно, лишь бы платили.
Драммонд и Чанг пролетали над местами, такими же цветущими, как лунная поверхность. Покрытые снегом горные пики приблизились к ним с обеих сторон. Драммонд вел самолет с необычайным искусством.

Один раз они провалились в воздушную яму, а потом пролетели таким узким каньоном, что казалось, концы крыльев вотвот заденут за скалы.
И вот под ними открылась громадная долина. С высоты десяти тысяч футов она казалась черной с пурпурными и золотыми отблесками. Яркие серебристые облака неровной чередой двигались над ней.

Примерно в шести или семи милях отсюда, на той стороне долины, был последний ледовый барьер между Бальпуром и Тибетом.
Внезапно жужжание мотора несколько утихло, и Чанг невольно выдохнул:
– Да, красота...
– И название красивое: Долина Безмолвия, – ответил Драммонд. – Целых два дня требовалось, чтобы пересечь ее пешком, во времена, когда здесь ходили караваны.
Казалось, самолет двинется по какомуто волшебному царству голубых теней. Они вклинились в золотой поток солнечных лучей, и перед ними возник последний на их пути горный барьер.
Драммонд потянул ручку управления на себя, самолет пошел вверх, жужжание мотора перешло в надсадный рев, и межд