Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Хиггинс Джек - Прорыв Из Хуфры


ДЖЕК ХИГГИНС
ПРОРЫВ ИЗ ХУФРЫ
В память Джорджа Роберта Лимона
Глава 1
Ночной полет
Уже поздним вечером они доставили гроб на нижний причал внешней гавани Картахены. Насколько я видел, в катафалке сидели только четверо из похоронного бюро, а за ними на "лендровере" ехал таможенный офицер — и никаких печальных родственников.
Мой гидросамолет "Оттер Амфибия" имел очень полезное приспособление: при необходимости у него из-под плавников выпускались колеса и он мог вырулить на берег из воды. Воспользовавшись этим преимуществом, я вывел самолет по наклонной бетонной поверхности к подножию лестницы, чтобы удобнее было грузить гроб. Двое или трое моряков, опершись о перила, с интересом наблюдали за экзотической машиной, выделявшейся среди рыбачьих лодок и яхт.
Катафалк затормозил, трое вышли из него и двинулись к задней двери, чтобы вытащить гроб. А четвертый направился ко мне.
Все служащие похоронных бюро в мире одинаковы, и Хименес, похожий на мертвеца мужчина в пальто с пелериной, — казалось, он постоянно пребывал в состоянии печали, — не составлял исключения. Он быстро приподнял фетровую шляпу и протянул мне два пальца по той простой и вполне уважительной причине, что у него на правой руке только они и остались.
— А, сеньор Нельсон, вот мы и снова встретились. Такое печальное дело...
Он вытащил маленькую серебряную табакерку, сунул в нос понюшку нюхательного табака, покачал головой, и на его лице появилось такое скорбное выражение, что можно было подумать, будто покойный его очень старый и добрый друг.
— Да, — ответил я. — Но все-таки приходится как-то держаться.
— Верно, ах как верно, — ответил он, доставая из внутреннего кармана пачку документов, потому что таможенный офицер уже приближался к нам.
— Сеньор Нельсон! — Он протянул руку с традиционной испанской учтивостью. — К вашим услугам!
— Взаимно, сеньор, — ответил я. — И как там сейчас, на острове Ивиса?
— Отлично; все зависит от того, насколько успешно идет бизнес с перевозками.
Он бегло просмотрел бумаги.
— Хуан Паско. Восемнадцать лет. Такой молодой!
Таможенник взглянул на Хименеса, а тот пожал плечами.
— Погиб в автомобильной катастрофе. Студент университета. Бывает.

Родители пожелали, чтобы его поместили в фамильном склепе на Ивисе.
— Естественно, — кивнул офицер.
Трое служащих похоронного бюро вытащили гроб на пристань, но он поднял руку и остановил их.
— Джентльмены, мне очень больно просить вас об этом, но я обязан заглянуть внутрь и убедиться, что там именно то, чему следует быть. У меня приказ, вы же знаете.
С этой процедурой я сталкивался уже четыре раза, выполняя свою работу, и вполне понимал его. В гробах могли находиться вместо тел совсем другие вещи, а так как остров Ивиса являлся частью Испанской метрополии, то рейс из Картахены считался внутренним и в пункте прибытия груз не подвергался таможенному досмотру.
— Ну конечно, сеньор, — мрачно согласился Хименес, — вы должны выполнить свои обязанности.
Он дал знак рукой, гроб опустили на землю, отвернули позолоченные ручки и сняли крышку.
Некоторые люди после смерти становятся меньше. И на самом деле, молодой человек в гробу выглядел мальчиком не старше тринадцати лет, а лицо его покрывал такой слой косметики, что казалось, будто это восковая кукла. В нем не оставалось ничего человеческого.

Я подумал, что главные повреждения скрыты жестким синим костюмом.
Хименес взял еще понюшку табаку.
— Череп размозжен, и с левой щеки сорвало все мясо. Теперь-то, конечно, никто не догадается об этом.
Таможенный