Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Хесс Нора - Луна Над Теннесси


ЛУНА НАД ТЕННЕССИ
Нора ХЕСС
Анонс
Мэтт Ингрэм работал у себя на ферме и один воспитывал маленького племянника. Однако размеренное течение их жизни нарушилось в ту секунду, когда Ингрэм впервые увидел свою очаровательную соседку Кэтлен.

Она показалась ему прекрасной феей, и Мэтт сразу понял, что только эта женщина может осветить серую монотонность его будней. Вот только захочет ли эта красавица разделить его чувства?
Глава 1
Ремень со свистом рассек воздух и впился в хрупкое, нежное девичье тело. Стиснув зубы, чтобы не закричать, Кэтлен судорожно вцепилась пальцами в жесткий ковер, на который ее грубо швырнули перед этим. И все-таки пронзительный крик боли сорвался с уст несчастной девушки.

В то же мгновение безжалостная рука охватила в беспорядке рассыпанные по обнаженным плечам Кэтлен чудесные золотисто-рыжие кудри.
- Я же предупреждал тебя не орать. Хочешь, чтобы сюда сбежались соседи и начали вынюхивать, что происходит? - прохрипел ее мучитель. - Только посмей еще издать хоть один звук?
Ремень до тех пор немилосердно жег ей спину, пока Кэтлен Баррет не потеряла сознание. Она даже не почувствовала освобождения от тяжести грузного тела, удерживавшего все это время ее распластанные ноги, не услышала звука шагов, удалявшихся в сторону соседней спальни. Кэтлен не знала, сколько прошло времени, прежде чем чьи-то заботливые руки осторожно подняли ее с ковра и отнесли на низкую койку, положив лицом вниз.
Сознание мучительно долго возвращалось к Кэтлен. Придя в себя, она почувствовала ласковое прикосновение к своей израненной спине и беспомощно всхлипнула.
- Тише, детка. Не дай бог, эта скотина услышит тебя и вернется, - прошептала Хэтти Смит, негритянка, стараясь успокоить девушку.
Но Кэтлен продолжала метаться на постели, сжимая кулаки от жгучей, нестерпимой боли, пока на ее раны накладывали целебную мазь.
Наконец Хэтти завершила процедуру, и Кэтлен с трудом приподнялась, помогая негритянке стянуть с себя изорванное платье.
- Я приготовлю тебе особый чай. Он немного успокоит боль и поможет заснуть, - сказала Хэтти, убирая с исполосованной спины девушки золотисто-рыжие локоны.
Кэтлен не мигая уставилась на тусклый огонек керосиновой лампады, фитиль которой был прикручен для экономии керосина. В ее темно-синих глазах пылала ненависть к жестокосердному отчиму. Кэтлен с горечью подумала о тех переменах в жизни, произошедших вскоре после его женитьбы на ее овдовевшей матери.
Признаться, Кэтлен безмерно удивилась, когда два года назад Янки Уилсон посватался к болезненной Мэри Баррет. Последние пять лет мать Кэтлен страдала хроническим туберкулезом. Она стала худой и бледной, ее былая красота исчезла без следа.

Лишь теплые карие глаза несколько оживляли высохшее, изможденное лицо.
Кэтлен представлялось совершенно немыслимым, чтобы Янки Уилсон - такой большой и привлекательный грубой мужской красотой - влюбился в хрупкую, болезненную Мэри.
Вечером, накануне свадебного торжества, когда они с матерью сидели за обеденным столом, Кэтлен в последний раз попыталась отговорить ее выходить замуж за человека, почти им не известного.
- Я не доверяю Янки Уилсону, - откровенно призналась Кэтлен. - Мы же ничего не знаем о нем: откуда он родом, есть ли у него родственники? И потом, - продолжила она с негодованием, - я не понимаю, как ты могла так быстро забыть папу?
Мэри печально посмотрела на свою тринадцатилетнюю дочь:
- Янки родом из Мэйна. У него есть и мать, и отец, и даже сестра. Поверь, я не забыла твоего отца и никогда не забуду. Ни од