Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Херлинг-Грудзинский Густав - Белая Ночь Любви


Густав Херлинг-Грудзинский
БЕЛАЯ НОЧЬ ЛЮБВИ
Театральная повесть
...Иль был он создан для того,
Чтобы побыть хотя мгновенье
В соседстве сердца твоего?..
Иван Тургенев. "Цветок" (эпиграф к "Белым ночам" Ф. Достоевского)
Брат и сестра
Живые лица! Надо изображать жизнь не такою, какая она есть, и не такою,
как должна быть, а такою, как она представляется в мечтах.
Антон Чехов. "Чайка"
Лукаш Клебан вышел из дома в Бэйсуотере. К счастью, его врач, хороший
окулист, жил и принимал пациентов на первом этаже - нужно было, опираясь на
палку, лишь спуститься по нескольким ведущим к калитке ступенькам. Неужели
причиной резкого ухудшения стал окончательный диагноз? Сейчас он видел хуже,
чем в полдень, когда пришел на прием, а ведь теперь было только два. Серый
воздух октября 1998-го казался еще более серым, чем обычно. Из-за того, что
дождь собирается? Или по той причине, что диагноз доктора Мэйхью перечеркнул
даже слабую надежду?
Несмотря на сгустившуюся серость, он знал, как, держась за стены,
добраться до кафе "Golden Bay". Это название всегда его смешило. "Золотой
залив" в этой части Бэйсуотера - жутко мрачной, где на фасадах домов еще
оставались следы сажи от старых фабрик!
Слабое зрение отнюдь не помогало ориентироваться в мутноватом окружении, и
Лукаш доверился интуиции. В этом году он заглядывал в кафе часто - поскольку
частыми стали визиты к окулисту; его привычный маршрут пролегал между столиков
в угол к окну, где располагалась небольшая эстрада для вечернего оркестра.
Сейчас, однако, он сбился с этого маршрута и, когда кто-то деликатно взял его
под руку, почувствовал облегчение.
Незнакомец посадил его за столик в углу, склонился к нему и тихо сказал:
"Sir Luke, я рад познакомиться с вами лично (sir - потому что имя его в
прошлом году оказалось в королевском списке представленных к титулу). Когда-то
благодаря вам в репертуаре лондонских театров появилось множество российских
пьес. Грибоедов, Островский, Гоголь, Чехов, особенно в "The Sea-Gull" Theatre.
Вашу сценическую версию "Белых ночей" Достоевского я считаю шедевром. Помню
этот спектакль и по сей день".
Лукаш вежливо его поблагодарил, но за столиком все же захотел остаться
один. Он ждал Урсулу. В последнее время он опасался пользоваться общественным
транспортом и избегал даже такси. В случае необходимости Урсула забирала его
на своей машине в центр, а потом отвозила в их домик в Уимблдоне. Хотя его
пенсия после многолетней режиссерской работы в "The Sea-Gull" Theatre на
Стрэнде и была достаточно высока, но Урсула все равно каждый день ездила в
театр, где занимала неофициальную должность помощницы по административной
части со скромным окладом, который, впрочем, не был в домашнем бюджете лишним.
Он был старше Урсулы на восемь лет, то есть ей еще не исполнилось
восьмидесяти. Выглядела она, однако, гораздо моложе - может быть, благодаря
необычной и редко у кого встречающейся красоте старости. Худая, стройная, с
почти прозрачным лицом, морщины на котором были незаметны, энергичная, как-то
даже по-юношески подвижная и, самое главное, смотрящая на мир большими
зелеными глазами, внимательными и полными любопытства; в ее облике не было
ничего общего с грузным и отяжелевшим мужчиной, внешне крепким, но явно
уставшим от жизни. Никому бы и в голову не пришло, что у них общий отец.
- Ну как? - спросила она, взяв в свои маленькие узкие ладони его широкую
лапу.
- Вот так, - ответил он, с огромной нежностью утопив свой затуманенный
взор в ее зелены