Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Херберт Фрэнк - Нежданная Встреча В Пустынном Месте


Фрэнк Херберт
Нежданная встреча в пустынном месте
Пер. - Д.Савельев, Я.Савельев.
- Вы интересуетесь экстрасенсорным восприятием, а? Что ж, я полагаю,
что не меньше любого другого, и это правда.
Он был маленьким лысым парнем в очках без оправы и сидел рядом со мной
на скамейке около деревенского почтового отделения. Я пытался загорать под
послеполуденным апрельским солнцем и читал статью под названием
"Статистические данные по ЭСВ" в научном альманахе.
Я видел, что он взглянул на заголовок, через мое плечо.
Он был низеньким малым. Звали его Крэнстон, и жил он в деревне, сколько
я себя помню. Он родился в хижине лесорубов на Берли Крик, но жил теперь у
вдовой сестры по имени Берстабл, чей муж был морским капитаном. Капитан
построил один из тех больших, высоких, обшитых гонтом домов, что взирали
вниз с гряды на деревню и пролив за нею. Это был потрепанный ветрами серый
дом, наполовину скрытый высокими елями и кустарником, что создавало ореол
таинственности вокруг его обитателей.
Собственно, загадкой для меня было то, почему Крэнстон сам спустился к
почтовому отделению. Для подобных поручений у них был наемный работник.
Кого-либо из членов семьи редко видели внизу в деревне, хотя Крэнстон был
довольно общителен. Если вы встречали его в Грейндж-холле, то можно было
рассчитывать на приятную беседу и партию в шашки.
В Крэнстоне было около пяти футов и четырех дюймов, а весил он, как мне
думается, около ста пятидесяти фунтов, так что сами видите - он не был
костлявым. Его одежда и летом и зимой состояла из малярской шапки, широких
рабочих штанов с нагрудником и темно-коричневой рубашки, из тех, что носят
лесорубы. Хотя я не думаю, что он когда-либо был лесорубом или вообще
занимался тяжелым физическим трудом.
- Что такого случилось, что вы зашли на почту? - прямо спросил я в
обычной любопытствующей деревенской манере. - Редко вас здесь увидишь.
- Я... надеялся встретить кое-кого, - ответил он. Он кивнул на научный
альманах у меня на коленях. - Я не знал, что вы интересуетесь
экстрасенсорным восприятием.
Он не смутился. Я был одним из тех людей, что располагают к
откровенности, и было очевидным, что у Крэнстона припасена какая-то
"история". Я, правда, попытался сопротивляться, так как пребывал в одном
из тех состояний, что присущи писателям, когда мы отгрызаем головы, едва
взглянув на них.
- Думаю, что ЭСВ - это мерзкое мошенничество, - сказал я. - И это
отвратительно, когда пытаются приспособить логику и математику для
этого...
- Ну, на вашем месте я бы не был так уверен, - проронил он. - Я мог бы
рассказать пару правдивых историй.
- Вы читаете мысли, - сказал я.
- Читать - это неправильное слово, - парировал он. - И это не мысли...
- Тут он пристально посмотрел на дорогу, разветвляющуюся ниже почты,
прежде чем опять взглянуть на меня. - Это сознание.
- Вы читаете сознание, - сказал я.
- Я вижу, вы мне не верите, - ответил Крэнстон. - Но в любом случае я
собираюсь вам кое-что рассказать. Никогда раньше не рассказывал этого
чужаку... но вы не настоящий чужак, ваши корни здесь. А так как вы
писатель, то можете это где-то использовать.
Я вздохнул и закрыл журнал.
- Я тогда только переехал к сестре, - рассказывал Крэнстон. - Мне было
семнадцать. Сестра была замужем, дайте-ка вспомнить, около трех лет к тому
времени, но ее муж - капитан - был в море. В Гонконге, кажется. Ее свекор,
старый мистер Джерузалем Берстабл, был тогда еще жив. У него была спальня
внизу, дверь которой выходила на заднюю