Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Хенриксен Вера - Сага О Королевах


ВЕРА ХЕНРИКСЕН
САГА О КОРОЛЕВАХ
Аннотация
«Сага о королевах» норвежской писательницы Веры Хенриксен поведает об известных исторических персонажах — королеве Гуннхильд и короле Ирландии Ниале Уи Лохэйне.
I. КНИГА КЕФСЕ
Ты должен записывать все слово в слово, Кефсе, — строго говорит она. — Понял?
— Да, высокочтимая госпожа, — отвечаю я.
— Ты готов? Что это? Ты уже пишешь? Я совсем не хочу, чтобы ты записывал все, что я говорю.
— Госпожа, разве не вы приказывали записывать все слово в слово?
— Я не это имела в виду. Но что сделано, то сделано. Помолчи, я хочу подумать, как лучше начать.

Наверное, стоит рассказать, кто я и почему решила записывать этот рассказ. Ты опять пишешь, Кефсе!
— Да, королева.
— Ты просто насмехаешься надо мной! — Ее глаза гневно сверкают, и она надменно откидывает голову назад.
— Высокочтимая госпожа, разве не лучше написать больше, чем меньше?
— Ты так и не научился вести себя как подобает рабу. Тебя стоит наказать!
— Если такова воля моей госпожи, то я могу лишь молить Господа помочь мне выдержать наказание.
— Нет, Кефсе, — уже спокойно говорит она. — Я пошутила. Я отлично знаю и твою преданность, и твои недостатки. Давай работать!
Она задумывается.
— Я, Гуннхильд, дочь Свейна сына Хакона. Вместе со своим братом Эриком он правил в Норвегии после падения конунга Олава. Матерью моей была Хольмфрид, сестра Олава Шведского, короля свеев и готов.

Я родилась за год до битвы у Несьяра1.
После поражения дружины отца в этой битве мы переехали к моему дяде в Швецию. Отец вскоре после этого умер.
В Швеции же меня отдали замуж за моего двоюродного брата шведского конунга Энунда Якоба. Мы хорошо жили, но одиннадцать зим назад конунг Энунд скончался. Меня очень печалит, что Бог не дал нам детей.
Второй раз я была замужем за Свейном сыном Ульва, королем данов.
Я всегда была христианкой, но именно наш брак со Свейном не понравился церкви.
Нам сказали, что такой брак противен Господу.
По повелению Адальберта, архиепископа Гамбургского и Бременского, к нам прибыл один из его епископов.
Свейн строго спросил его, чем же наш брак плох.
Епископ прочистил горло и сказал:
— Конунг Свейн, вашей первой женой была Гуда, дочь конунга Энунда от первого брака.
— Какое это имеет отношение к нашему браку с королевой Гуннхильд?
— Неужели вы сами этого не понимаете?
— Нет, — ответил Свейн.
Я помню, как епископ обратил взор к небу:
— Господи, с каким наследием язычества приходится сталкиваться слугам твоим в северных странах!
Было заметно, что Свейн теряет терпение. Его вообще нельзя было назвать терпеливым.
— Говори прямо, епископ! — грубо сказал он. — Мне непонятны твои туманные речи!
— Хорошо, я объясню, — медленно и осторожно ответил епископ. — Выйдя замуж за конунга Энунда, королева Гуннхильд стала плотью его и матерью королевы Гуды. А вы, конунг Свейн, стали плотью королевы Гуды, женившись на ней.

Поэтому королева Гуннхильд является и вашей матерью. И никому не позволено жениться на собственной матери.
Свейн разозлился:
— Никогда не слышал подобной чепухи! Матерью моей была Астрид дочь Свейна Вилобородого. Именно благодаря родству по материнской линии я и стал конунгом Дании. Конечно, часто бывает трудно установить отцовство, но мать у ребенка всегда одна!

И ни о чем другом мне слышать не приходилось!
Епископ откашлялся.
— Конечно, Астрид была вашей матерью и родила вас. Но по законам церкви вашей матерью является и королева Гуннхильд, как я уже объяснил.
— Пропади пропадом все ваши законы! — в бешенстве