Библиотека в кармане -зарубежные авторы




Сапковский Анджей - Крупица Истины


Анджей Сапковский
Крупица истины
1
Маленькие черные точки на светлом фоне неба, помеченного полосами
дымки, двигаясь, привлекли внимание ведьмака. Их было много. Птицы
кружили, описывая медленные, плавные круги, потом круто снижались и тут же
опять взмывали вверх, забив крыльями.
Ведьмак наблюдал за птицами довольно долго, оценивал расстояние и
приблизительное время, требуемое на его преодоление, с поправкой на рельеф
местности, густоту леса, на глубину и направление яра, который предполагал
встретить на пути. Наконец, он откинул плащ, укоротил на два отверстия
ремень, наискосок пересекающий грудь. Эфес и рукоять меча, переброшенного
за спину, выглядывали из-за правого плеча.
- Сделаем небольшой крюк, Плотка, - произнес он. - Съедем с тракта.
Птица, как мне сдается, кружит там не без причины.
Кобыла, ясное дело, не ответила, но тронулась с места, послушная
голосу, к которому привыкла.
- Кто знает, может это мертвый лось, - сказал Геральт. - А может это
не лось. Кто знает?
Яр был действительно там, где он и ожидал - одно время ведьмаку
сверху видны были кроны деревьев, тесно заполнивших расселину. Склоны
оврага были, однако, пологие, а дно сухое, без терновника и гниющих пней.
Он преодолел яр легко. На другой стороне был березовый перелесок, за ним -
большая поляна, вересковые заросли и бурелом, вытянувший вверх щупальца
спутанных веток и корней.
Птицы, всполошенные появлением всадника, поднялись выше, закаркали
неистово, пронзительно, хрипло.
Геральт заметил первые останки сразу - белый бараний полушубок и
матово-голубая юбка выделялись среди пожелтевших островков осоки. Второго
трупа он не видел, но знал, где тот лежит - положение останков выдавала
позиция трех волков, которые смотрели на всадника спокойно, присев на
зады. Кобыла ведьмака фыркнула. Волки, как по команде, бесшумно, не спеша
потрусили в лес, время от времени поворачивая в сторону незваного гостя
треугольные головы. Геральт соскочил с лошади.
У женщины в полушубке и голубой юбке не было лица, горла и большей
части левого бедра. Ведьмак прошел мимо нее, не нагибаясь.
Мужчина лежал лицом к земле. Геральт не стал переворачивать тело,
видя, что и тут волки и птицы не теряли времени даром. Впрочем, в
детальном осмотре не было необходимости - рукава и плечи шерстяной куртки
покрывал черный, ветвистый узор засохшей крови. Было очевидно, что мужчина
умер от удара в шею, а волки искромсали тело уже позднее.
На широком ремне, рядом с коротким мечом в деревянных ножнах, мужчина
носил кожаную суму. Ведьмак сорвал ее, выбросил одно за другим в траву
огниво, кусок мела, воск для печатей, горсть серебряных монет, складной, в
костяной оправе ножик для бритья, кроличье ухо, три ключа на колечке,
амулет с фаллическим символом. Кроме того - две грамоты, написанные на
холсте, отсыревшие от дождя и росы, руны расплылись, размылись. Третья, на
пергаменте, тоже была попорчена влагой, но ее можно было прочесть. Это
была кредитная грамота, выданная крошечным банком в Муривеле купцу по
имени Рулле Аспер или Аспен. Сумма аккредитива была небольшой.
Нагнувшись, Геральт поднял правую руку мужчины. Как он и ожидал -
медный перстень, врезавшийся в опухший и посиневший палец. Перстень был со
знаком цеха оружейников - стилизованным шлемом с забралом, двумя
скрещенными мечами и буквой А, выгравированной под ними.
Ведьмак вернулся к трупу женщины. Когда он переворачивал тело, что-то
укололо его в палец. Это была роза, приколотая к юбке. Цветок завял, н