Библиотека в кармане -зарубежные авторы




Саймак Клиффорд Дональд - Все Ловушки Земли


Клиффорд САЙМАК
ВСЕ ЛОВУШКИ ЗЕМЛИ
Инвентарная опись была очень длинной. Своим убористым четким почерком
он исписал много страниц, перечислив мебель, картины, фарфор, столовое
серебро и прочие предметы обстановки - все движимое имущество, накопленное
Баррингтонами за долгий период семейной истории.
И теперь, заканчивая опись, последним пунктом он внес в нее самого
себя:
"Один домашний робот Ричард Дэниел, устаревший, но в хорошем
состоянии".
Отложив в сторону перо, он собрал все страницы описи в аккуратную
стопку и положил на нее сверху пресс-папье - маленькое, тончайшей резьбы
пресс-папье из слоновой кости, которое тетя Гортензия привезла из своего
последнего путешествия в Пекин.
На этом его работа закончилась.
Отодвинув стул, он встал из-за письменного стола и неторопливо
прошелся по гостиной. В этой комнате было собрано множество самых
разнообразных реликвий из семейного прошлого. Здесь над каминной полкой
висел меч, который когда-то, давным-давно, носил Джонатон во время войны
между штатами, а под ним, на самой полке, стоял кубок, который завоевал
Коммодор на своей прославленной яхте, и банка с лунной пылью, которую
привез Тони, вернувшись после пятой высадки Человека на Луну, и старый
хронометр с давно уже выброшенного на свалку семейного космического
корабля, совершавшего в свое время рейсы на астероиды.
И на всех стенах почти вплотную друг к другу висели фамильные
портреты, и мертвые лица взирали с них на мир, который они помогали
создавать.
И Ричард Дэниел подумал, что среди тех, кто жил в последние шестьсот
лет, не было ни одного, кого бы он не знал лично.
Вот справа от камина висит портрет старого Руфуса Эндрью Баррингтона
- судьи, который жил лет двести назад. А по правую руку от Руфуса
находится Джонсон Джозеф Баррингтон, возглавлявший Бюро Паранормальных
Исследований, на которое человечество некогда возлагало огромные надежды,
ныне утраченные. У двери же, которая ведет на веранду, смутно виднеется
хмурое пиратское лицо Дэнли Баррингтона, положившего начало семейному
благосостоянию.
И многие, многие другие - администратор, искатель приключений, глава
корпорации. Все добрые и честные люди.
Но все пришло к концу. Семья иссякла.
Медленным шагом Ричард Дэниел начал свой последний обход дома -
гостиная, тесно заставленная мебелью, небольшой рабочий кабинет со
старинными сувенирами, библиотека с рядами древних книг, столовая, в
которой сверкал хрусталь и мягко светился фарфор, кухня, блестевшая медью,
алюминием и нержавеющей сталью, и спальни на втором этаже, каждая из
которых хранила отпечаток личности своих прежних хозяев. И наконец,
спальня, где скончалась тетя Гортензия, со смертью которой перестало
существовать семейство Баррингтонов.
В опустевшем жилье не ощущалось заброшенности дом словно ждал, что
вот-вот в него возвратится былое оживление. Но впечатление это было
обманчивым. Все портреты, весь фарфор и серебро, все, что находилось в его
стенах, будет продано с аукциона, чтобы покрыть долги. Комнаты будут
опустошены и ободраны, вещи разбредутся по белу свету, и последним
оскорблением будет продажа самого дома.
Та же судьба ждала и его самого, подумал Ричард Дэниел, ибо он тоже
был движимой собственностью. Был частью всего этого имущества, последним
пунктом инвентарной описи.
Однако ему они уготовили нечто похуже простой продажи. Потому что
прежде, чем пустить с молотка, его должны будут переделать. Ведь никто не
захочет дать за него, такого, какой он есть сейчас, при