Библиотека в кармане -зарубежные авторы




Садовяну Михаил - Никоарэ Подкова


Михаил Садовяну
НИКОАРЭ ПОДКОВА
1. НА ПОСТОЯЛОМ ДВОРЕ ГОРАШКУ ХАРАМИНА
Семьдесят два года минуло с той поры, как почил вечным сном старый
господарь Штефан [Штефан III, прозванный великим (1457-1504); выдающийся
государственный деятель и полководец, одержавший ряд блестящих побед над
войсками турок и татар], отец Молдовы [старинное название молдавского
княжества].
В горе-злосчастье жила страна: гибли в ней люди и от чумы, и от
голода. И столь же опустошительны были междоусобные войны за престол. Как
и прошлое столетие, законные и незаконные отпрыски господарского дома,
жаждавшие власти и быстро сменявшие друг друга, учиняли с помощью валахов,
ляхов и татар побоища, набеги и пожары. А за разбитые горшки
расплачивались бедняги хлеборобы. Недаром в народе сложилась поговорка о
смутных тех временах: "Смена господарей - радость безумцев". Тяжко было от
такой жизни молдаванам; вконец разорили народ чужеземные ратные дружины,
их грабительские набеги. Не выдержав, хватались молдоване за сабли и
бросались в междоусобные сечи. Толкало их на это и лихоимство бояр, ибо
силой отнимали бояре землю у рэзешей [свободные крестьяне] и без зазрения
совести измывались над хлебопашцами. В те годы родилась и другая
поговорка: "Алчность продает и отчизну и народ..."
В конце весны 1576 года, в праздник Троицы, на постоялом дворе
Горашку Харамина набралось немало приезжих. Подворье Харамина стояло на
перекрестке дорог, ведущих к Роману, к Пьятре и Бае, в долину Серета и к
стольному городу Яссы. В Троицын день в Тукилацах, куда переправлялись
через Молдову по наплавному мосту, была ярмарка, и, возвращаясь с нее,
кое-кто из жителей окрестных сел задержался у Горашку Харамина. Проезжие
распрягли лошадей и, собравшись кучками, вели беседу - кто тут же во дворе
на солнцепеке, а кто в прохладной тени старых ореховых деревьев,
украшавших пологий холм у поворота дороги. Постоялый двор, он же, как
водится, и питейный дом, был хорошо укрыт от ветра и с северной, и с
восточной стороны. Строил его из бревен и глины поп Илие, дед корчмаря,
прозванный "господаревым попом" за то, что, встретив однажды князя Штефана
и его свиту, преподнес господарю и придворным бочку вина. Поблагодарил
попа Илие господарь, улыбнулся и похлопал его по плечу. Горашку Харамин
хвастал, что с кружкой вина справляется ничуть не хуже своего деда,
"господарева попа".
С десяток плугарей коротало здесь время, слушая затейливые небылицы,
собранные на ярмарке; но, кроме затейливых небылиц, без которых не
обходится в Молдове ни одно сборище, не забывали они также поделиться и
свежими новостями, да поминали невзгоды страны и злоключения господаря
Иона Водэ [Ион Водэ, прозванный Лютым (1572-1574), - молдавский господарь,
сын Штефана Водэ (внука Штефана III); "Водэ" - сокращенная форма от
"Воевода" - титул молдавских господарей], павшего позапрошлым летом в
битве с басурманами.
Горашку Харамин, высокий, широкоплечий и толстый старик, осушил уже
третью кружку терпкого вина, проливая каждый раз по капле на помин души
князя Иона. Капли скатывались по бороде за пазуху и на живот. После
третьей кружки заодно с каплями вина потекли и слезы от скорбных
воспоминаний. Хуторяне окружили Горашку и потянулись к нему со своими
кружками. Дед Леонте Спыну из Мирослэвешт вытер рукавом худое лицо,
покрасневшие от слез глаза и, заикаясь, проговорил уныло:
- Государь наш Ион Водэ бы-бы-был народным князем. Да простит ему
бо-бог прегрешения; многих обиженных судил по чести, по