Библиотека в кармане -зарубежные авторы


             

Путкамер Е - Чудовища Саргассов


Е. Путкамер
ЧУДОВИЩА САРГАССОВ
Врачи заявили лондонскому журналисту Буслею, страдавшему
нервным переутомлением, что самым рациональным средством для
восстановления его здоровья они считают длительное морское
плавание. Они настойчиво советовали ему сесть на грузовой, а
не на пассажирский пароход: Буслею необходимо было избегать
общества, а как же избежать болтовни на пассажирском парохо-
де?
Буслей сговорился с мистером Смитсом, капитаном грузового
судна "Лидс", собиравшегося отплыть из Лондона в Тринидад *.
Это был длинный рейс, что как раз и было на руку Буслею. В
день отплытия "Лидса" журналист стоял на его палубе, в пос-
ледний раз окидывая взглядом набережные мирового города, с
которыми ему приходилось прощаться, как он думал, на нес-
колько недель.
* Город на о. Куба в Вест-Индском архипелаге.
"Лидс" снялся с якоря в тот же день. Маленький, но могучий,
черный от копоти и угольной пыли, буксир потащил его вниз по
течению Темзы. И скоро Буслей, все время находившийся на па-
лубе, уже потерял из виду туманные силуэты зданий величайше-
го осиного гнезда, носящего имя - Лондон.
Буслею было как будто немного грустно расставаться с Лондо-
ном - человеку свойственно сживаться с местом, как бы пус-
кать корни, прирастать к нему, и когда приходится сразу по-
рывать с таким местом, поневоле чувствуешь приступ щемящей
тоски и необъяснимой тревоги.
"Пустяки,- встряхнулся Буслей,- поплаваю в океане, отдохну,
ничего не делая, отвлекусь, отосплюсь, а главное - проветрю
легкие свежим и чистым морским воздухом. Вернусь в Лондон
совсем неузнаваемым".
И он направился к отведенной в его распоряжение капитаном
Смитсом каютке.
И день, и два, и неделю плывет "Лидс" по океану. Жизнь идет
на судне, как всегда. Разнообразия мало.
То погода станет свежей и разгуляются в океанском просторе
волны, то стихнет буря и океан успокоится. То бушует ветер и
гудит в снастях и словно пытается повалить на борт судно, то
он уляжется и воздух как бы застынет. Вечером кажется, что
на целые дни устанавливается хорошая погода. А утром смот-
ришь - все кругом напоено, насыщено туманом. Ничего не разг-
лядишь в нескольких шагах.
Пароход замедляет ход. Поминутно заунывно гудит сирена, что-
бы дать знать встречным судам об опасности столкновения. От-
куда-то чуть слышны, словно с трудом пробиваясь, такие же
заунывные гудки. Может быть, это отзываются такие же встреч-
ные суда, а может быть, попросту откликается шаловливое
эхо...
И час, и два, и десять часов блуждает пароход в тумане. И
кажется, не выбраться из тумана никогда... ",
А там, смотришь, откуда-то потянуло холодным ветром, и уже
унесло туман, изорванный в клочки, ft вновь сияет над паро-
ходом сверкающее солнце, голубеет небо...
Буслей скоро привык к судовому режиму. Он сдержал данное ка-
питану слово - никому не мешал на судне, никому не надоедал
вопросами и неуместным любопытством.
Капитан Смите, не совсем охотно взявший Буслея на борт свое-
го парохода, скоро совершенно примирился со своим пассажиром
и в минуты доброго расположения духа охотно болтал с ним о
том, о сем, посмеиваясь над его незнанием морских терминов,
над непривычкой наблюдать явления, совершающиеся вокруг в
природе, предвидеть по каким-то незаметным, почти неулови-
мым, но понятным морякам признакам близость изменения пого-
ды.
Раза два или три Смите снисходил до того, что принимался
"сражаться" с пассажиром в шашки, но Буслей слишком легко
обыгрывал моряка, забирая без пощады его шашк