Библиотека в кармане -зарубежные авторы


             

Пуджони Пино - Все Предвидеть


Пино Пуджони
Все предвидеть...
БУКВЫ НА ВЫВЕСКЕ слегка поблекли - видимо, их давно не подновляли. Надпись
гласила: "Губерт Капон - общественные отношения".
Два господина вошли в подъезд, поднялись пешком на второй этаж и
остановились у дверей штаб-квартиры Губерта Капона.
Низкорослый слегка коснулся кнопки звонка. Сразу вспыхнуло зеленое табло
"Входите!".
Посетители решительно переступили порог оффиса.
Губерт Капон, среднего роста, с оливково-смуглой кожей, скромно одетый, не
произвел на посетителей впечатления энергичного человека. Но у Капона на этот
счет были свои принципы: не вызывать интереса, не бросаться в глаза, не
привлекать внимания. Если визитеры действительно в нем нуждаются, они не будут
слишком придирчивы к внешности.
- Синьор Капон?
- Он самый.
Капон указал на два стула. Посетители сели.
-Вас порекомендовал один наш общий друг. Для нас не секрет, что вы
преуспеваете в общественных отношениях... определенного рода. И мы хотели бы
заручиться вашей помощью.
- Понимаю, - кратко отозвался Губерт. Он еще не разобрал, куда клонят эти
двое, но что деньги у них есть, это ясно сразу. У одного из посетителей
чертовски знакомое лицо.
- Мы с моим другом... - начал было низкорослый, но Губерт перебил.
- Полагаю, у вас есть фамилия?
Капон любил верную игру. В его правилах было выбирать надежных клиентов.
- Я - Жан Смит, а мой друг...
- Теодор Рузвельт, - ощетинился Губерт Капон. Он легко поднялся с кресла и
направился к терминалу ЭВМ. Нажал две клавиши. Терминал пожужжал и выдал
длинную полоску бумаги. Капон быстро просмотрел ее.
- Итак, уважаемые господа, вы - широко известные персоны: Артур Фэйрвезер
- президент "Эйркрафт Корпорейшн",- он посмотрел на посетителя со знакомым
лицом, - и Эдвард Картрайт - ее генеральный директор, - он перевел взгляд на
низкорослого. - Теперь, когда мы познакомились поближе, можно поговорить и о
деле. Только учтите - гонорары у меня высокие.
Эдвард Картрайт попытался изобразить улыбку.
- Синьор Капон, мы намерены хорошо заплатить. Было бы сделано дело.
Разговор начинал Губерту нравиться.
- Слушаю вас.
- Мы, - вмешался приободрившийся Фэйрвезер, - готовы заплатить за ваши
услуги 250 тысяч долларов.
Ого! Игра стоила свеч.
- Если предлагаемая сделка того типа, что я думаю, то мой гонорар - не
меньше 500 тысяч, - уточнил Губерт, ласково улыбаясь.
Из-за таких денег можно повозиться.
Ничто не дрогнуло в лице Эдварда Картрайта. Сейчас не время спорить о
цене. Деньги найдутся, лишь бы Капон взялся помочь им.
- Синьор Капон, как вы знаете, наш бизнес - транспорт. "Эйркрафт
Корпорейшн" выпускает широкую гамму аэромобилей: от грузовых до персональных,
предназначенных для поездок наиболее состоятельных клиентов. Не буду утомлять
вас лишними подробностями. Наш конкурент - компания "Трансэйраейс Корпорейшн".
Она собирается выбросить на мировой рынок аэромобиль, снабженный двигателем
нового типа. Насколько нам известно, через неделю-другую в пределах земного
шара и речи не будет о конкуренции с ним. Проклятый аппарат, - это было
единственное некорректное выражение, которое позволил себе Картрайт, - почти
не расходует энергии. При наших энергетических трудностях ситуация не
нуждается в дальнейших комментариях.
- Что я должен сделать? - Губерт готов был сию минуту начать зарабатывать
полмиллиона.
ОДЕТЫЙ В СТРОГИЙ КОСТЮМ - в соответствии с традицией высших кругов
администрации "Трансэнрвейс Корпорейшн", - Губерт Капон с сумкой в руках ничем
не выделялся из толпы