Библиотека в кармане -зарубежные авторы


             

Прус Болеслав - Эхо Музыки


Болеслав Прус
Эхо музыки
{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.
Не пойдут уже, Орфей, за тобой ни вольные стаи диких
зверей, ни шумящие дубы, ни скалы, взволнованные звуками
твоей лиры. И не укротишь ты ими ярость волн морских и
буйного ветра, не остановишь падающий град и бесконечный
караван туч, плывущих в небе, - ибо нет тебя больше на
земле, Орфей... Напрасно льет слезы твоя мать Каллиопа.
Тщетна вся скорбь, если даже великие боги не в силах
спасти от гибели собственных детей...
I
Орфей торгующий
В час одного из последних своих воплощений на земле Орфей принял образ
ребенка с очень длинными пальцами и оттопыренными ушами. Мальчик явился на
свет в музыкальной семье, родители сразу поняли, что он будет великим
пианистом, и всячески старались развивать его талант.
Талант действительно был необычайный. Мальчик часами сидел за
фортепьяно, ноты научился читать за неделю и подбирал труднейшие мелодии,
которые слышал только раз. В восемь лет он уже умел играть, не сбиваясь,
даже на прикрытой салфеткой клавиатуре и обладал таким музыкальным слухом,
что превосходно подражал речи всех знакомых и голосам многих птиц и домашних
животных.
Он был трудолюбив и благодаря этому окончил не одну, а две
консерватории, брал уроки у известнейших музыкантов и в конце концов стал
незаурядным и высокообразованным пианистом.
Наилучшим доказательством его учености были сочинения на мотивы мало
известных публике композиторов, темы которых он, как уверяли критики,
развивал и облагораживал.
Родные постоянно твердили, что при такой гениальности он непременно
составит себе большое состояние, - и юный Орфей довольно рано начал
обдумывать способы превращать музыку в деньги. Однажды, добившись приема у
Листа, он упал перед ним на колени, в другой раз имел счастье поцеловать
руку у Верди. Несколько позже он написал хвалебный гимн Мейерберу, а еще
через полгода совершил паломничество в Байрейт, чтобы там, у ног великого
творца музыки будущего{85}, отречься от прежних заблуждений, которые он
объяснял чересчур пылкой страстью к искусству.
Таким-то образом он снискал расположение крупных мастеров и
представителей различных школ в музыке. Его приглашали давать уроки в семьях
банкиров, он завел приятелей среди журналистов и несколько раз выступал на
придворных концертах в качестве "феномена". За военный марш, сочиненный для
армии князя Монакского, он был награжден орденом, а кадриль, посвященная
императрице Евгении, сделала его популярным в кругах законодателей мод.
После войны 1870 года он в Париже дал концерт в пользу Эльзаса и
Лотарингии. Популярность его достигла апогея. Он стал настолько знаменит,
что к нему со всех сторон обращались с просьбами написать несколько слов "с
благотворительной целью". И он писал: в Париже - о свободе и братстве
народов, в Мадриде - о величии католической веры, в Берлине - о философии
музыки, в Варшаве - о любви к отчизне, в Риме - против светской власти пап,
а в Петербурге - о светлом будущем славянских народов. К тому времени у него
уже было несколько десятков тысяч франков в надежнейших акциях, приносивших
самые высокие проценты. Он завел личного секретаря и имел право бесплатного
проезда по всем главным железным дорогам страны.
В своей концертной деятельности он придерживался очень простой системы.
Каждый год сочинял новое произведение (о коем приятели его, известные
критики, распространялись в печати очень много, хотя и довольно туманно) и,
разучив каку