Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Кюхельбекер Вильгельм - Стихи (2)


В.К. КЮХЕЛЬБЕКЕР
"Я по отцу и матери точно немец,-писал о себе Вильгельм Карлович
Кюхельбекер,- но не по языку: до шести лет я не знал ни слова по-немецки,
природный мой язык - русский; первыми наставниками в русской словесности
были моя кормилица Марина, да няньки мои - Кириловна и Татьяна".
Вильгельм Карлович Кюхельбекер родился в 1797 году в Петербурге. Его отец
приехал в Россию в 1770-х годах из Саксонии и в Петербурге служил
управляющим в дворцовом ведомстве. В молодости он учился в Лейпцигском
университете одновременно с Гете и А. Н. Радищевым. С Гете они были
приятелями. Карл Кюхельбекер писал дилетантские стихи, в которых подражал
юношеским произведениям Гете. Выйдя в отставку, он жил в подаренном ему
лифляндском имении Авинорм (ныне Эстонская ССР), там прошло детство
Вильгельма. Авинорм, эстонские народные песни и сказания, слышанные им в
детстве, навсегда запалп ему в душу, и впоследствии он пишет целый ряд
произведений, посвященных Эстонии, ее истории, людям, пейзажам. Имение
Авинорм не приносило никакого дохода, и после смерти отца в 1809 году мать
ушла во вдовий дом. Вильгельма определили в пансион, а затем по ходатайству
Барклая-де-Толли, дальнего родственника матери, его зачислили в
Царскосельский лицей.
Кюхельбекер поступил в Лицей четырнадцати лет, он пришел туда с уже ясно
осознанным влечением к литературным занятиям, большим запасом знаний. Его
привлекала не "легкая поэзия", а писатели-просветители XVIII века с их
проповедью свободы, равенства и братства - идей Великой французской
буржуазной революции, он зачитывался Ж..-Ж. Руссо, восхищался немецкими
романтиками Клопштоком, Шиллером, Гердером. За глубокие, разносторонние
знания и постоянную готовность проповедовать их Кюхельбекера называли
"живым лексиконом" и "вдохновенным комментарием".
Лицейский товарищ Кюхельбекера М. Корф писал о нем: "Он принадлежал к
числу самых плодовитых наших стихотворцев, и хотя в стихах его было всегда
странное направление и отчасти странный даже язык, но при всем том как поэт
он стоял едва ли не выше Дельвига и должен был занять место непосредственно
за Пушкиным".
Кюхельбекер был одним из самых деятельных участников всех лицейских
рукописных журналов. Поэзия же сделала друзьями его, Дельвига и Пушкина. В
1818 году в послании "К Пушкину и Дельвигу" Кюхельбекер пишет:
...наш тройственный союз,
Союз младых певцов и чистый, и священный,
Волшебным навыком, судьбою заключенный,
Был дружбой утвержден!
Лицейские преподаватели были хорошими педагогами и психологами,
составленные ими характеристики воспитанников очень проницательны. В 1816
году директор Лицея Е. А. Энгельгардт написал о Кюхельбекере: "Читал все на
свете книги обо всех на свете вещах; имеет мдого таланта, много прилежания,
много доброй воли, много сердца и много чувства, но, к сожалению, во всем
этом не хватает вкуса, такта, грации, меры и ясной цели. Он, однако,
верная, невинная душа, и упрямство, которое в пем иногда проявляется, есть
только донкихотство чести и добродетели с значительной примесью тщеславия.
При этом он в большинстве случаев видит всё в черном свете, бесится на
самого себя, совершенно погружается в меланхолию, угрызения совести и
подозрения и не находит тогда ни в чем утешения, разве только в какомнибудь
гигантском проекте".
Таким Кюхельбекер оставался всю жизнь, ни годы, ни несчастья не сделали
его ни рассудительней, ни рассчетливей: он всегда отличался "донкихотством"
и строил "гигантские проекты". По выходе