Библиотека в кармане -зарубежные авторы



Кинг Стивен - Черный Дом 2


ЧЕРНЫЙ ДОМ
ТОМ 2
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ТАМ, ГДЕ НОЧЬ ЦАРИТ ВСЕГДА
Глава 15
К вечеру температура понижается на пятнадцать градусов: над округом Каули проходит холодный фронт. Грозы нет, но небо меняет цвет на фиолетовый, и туман прибывает.

Место его рождения - река; он медленно поднимается по Чейз-стрит, заглатывая сначала ливневые канавы, потом тротуары, наконец, сами дома Полностью все скрыть он не может, такое под силу только зимним и весенним туманам, но изменяет силуэты и лишает цвета. В тумане привычное кажется чужеродным. Да еще этот запах, древний запах моря, который проникает глубоко в ноздри и будит часть мозга, готовую поверить в существование монстров, шныряющих под завесой тумана, от этого по спине ползет страх, а сердце ускоряет свой бег.
На Самнер-стрит Дебби Андерсон по-прежнему выполняет обязанности дежурного. Арнольда "Бешеного Мадьяра" Храбовски отослали домой без бляхи, по существу, отстранили от службы, и он чувствует, что должен задать жене пару-тройку прямых вопросов (ответы на них он в принципе знает, отчего на душе скребут кошки).

Дебби сейчас стоит у окна, хмурится. В руке чашка кофе.
- Не нравится мне все это, - говорит она мрачному Бобби Дюлаку, который пишет донесение. - Напоминает фильмы ужасов, которые я смотрела по телевизору, когда училась в школе.
- Ужасов? - переспрашивает Дюлак, поднимая голову.
- Ну да. - Она вглядывается в сгущающийся туман. - Про Дракулу. Джека-Потрошителя.
- Я ничего не хочу слышать о Джеке-Потрошителе, - чеканит Дюлак. - Ты уж извини, Дебби. - И продолжает прерванное занятие.
На автостоянке у магазина "С семи до одиннадцати" мистер Раджан Патель стоит около телефона-автомата (он по-прежнему перетянут желтой полицейской лентой, и мистер Патель не может сказать нам, когда его смогут использовать по прямому назначению). Он смотрит на центр города, который словно поднимается из большущей миски сметаны. Дома в дальнем, более низком конце Чейз-стрит уже погрузились в эту миску.
Видны только вторые этажи.
- Если он там внизу, - мистер Патель разговаривает сам с собой, - сегодня он может сделать все, что захочет.
Он скрещивает руки на груди, по телу пробегает дрожь.
Дейл Гилбертсон дома, вот уж чудо из чудес. Он собирается пообедать с женой и сыном, даже если после этого рухнет мир.
Он выходит из кабинета, где двадцать минут говорил по телефону с детективом ПУВ Джеффом Блэком (только невероятным усилием воли ему удавалось не сорваться на крик), и видит, что жена стоит у окна. Хмурится точно так же, как Дебби Андерсон, только вместо чашки кофе в руке бокал вина.
- Речной туман. - В голосе Сары слышится отвращение. - Вот некстати. Если он там...
- Не смей этого говорить, - обрывает ее Дейл. - Даже не думай.
Но он знает, что они оба не могут не думать об этом. Улицы Френч-Лэндинга, затянутые туманом улицы Френч-Лэндинга, уже пустынны: в магазинах нет покупателей, на тротуарах - праздношатающихся, в парках - гуляющих. И уж точно нигде нет детей.

Родители просто не выпустят их из дому. Даже на Нейлхауз-роуд, где добросовестное выполнение родительских обязанностей скорее исключение, чем правило, родители будут Держать детей при себе.
- Не буду, - соглашается она. - Это все, что я могу.
- Что на обед?
- Как насчет тушеной курицы?
Столь горячее блюдо - неудачный выбор для обычного июльского вечера, но этот выдался холодным и туманным, поэтому Дейл довольно улыбается. Подходит к жене, обнимает:
- Отлично. И чем раньше, тем лучше.
Она поворачивается, на лице разочарование.
- Поедеш