Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Госинни Р - Память На Всю Жизнь


Р.ГОСИННИ
Память на всю жизнь
Перевела с французского О. ГРИНБЕРГ
Сегодня мы пришли в школу радостные: учительница сказала, что мы будем
фотографироваться и у нас останется память на всю жизнь. Еще она сказала,
чтобы мы аккуратно оделись и причесались.
Когда я вошел в школьный двор, голова у меня блестела от бриллиантина.
Все ребята уже собрались, и учительница как раз ругала Жоффруа за то, что
он пришел в костюме марсианина. У Жоффруа папа жутко богатый, чего Жоффруа
ни захочет - все ему покупает. Жоффруа сказал учительнице, что хочет
фотографироваться в костюме марсианина, а если нельзя, тогда он вообще не
будет фотографироваться.
Фотограф тоже уже пришел, и учительница ему сказала, чтобы он снимал
поскорее, иначе у нас пропадет урок арифметики. Аньян сказал, что было бы
жалко пропустить урок арифметики, потому что он любит арифметику и решил
все задачки, которые задали на сегодня. Эд хотел врезать Аньяну по носу, но
у Аньяна очки, поэтому ему не очень-то врежешь. Учительница стала кричать,
что мы несносные дети и что если это безобразие будет продолжаться,.то мы
вовсе не будем фотографироваться и немедленно пойдем на урок. Тогда
фотограф сказал: "Ничего, ничего, не волнуйтесь, я умею разговаривать с
детьми, вот увидите, все будет хорошо".
Он решил поставить нас в три ряда: те, кто в первом ряду, сядут на
землю, те, кто во втором - встанут по обе стороны от учительницы, которая
будет сидеть на стуле, а те, кто в третьем, - встанут на ящики. Это он
здорово придумал.
За ящиками мы пошли в подвал. Было очень весело, потому что в подвале
темно, и Рюфюс надел себе на голову мешок и кричал: "У-у-у! Я привидение!"
Тут пришла учительница. Она очень рассердилась, так что мы поскорее
схватили ящики и выбежали из подвала. Один Рюфюс остался. Он в своём мешке
ничего не видел и продолжал кричать: "У-у-у! Я привидение!" Учительница
сняла с него мешок, и он неимоверно удивился.
Учительница вывела Рюфюса во двор за ухо, но потом отпустила,
схватилась за голову и говорит: "Господи, вы же все черные!" Мы там, в
подвале, и правда немножко испачкались. Учительница рассердилась, а
фотограф сказал, что это не страшно: пока он будет расставлять ящики, мы
успеем умыться;
Кроме Аньяна, только у Жоффруа лицо было чистое, потому что у него на
голове была марсианская каска - точь-в-точь большая кастрюля, только без
ручек. "Вот видите, - сказал Жоффруа, - Если бы все оделись как я, все было
бы в порядке". Было видно, что учительнице очень хочется надрать Жоффруа
уши, но ручек-то у его кастрюли нет, и ей не за что взяться. Да, костюм
марсианина - вещь что надо!
Мы умылись, пригладили волосы и вернулись во двор. Мы побрызгались
водой и были немножко мокрые, но фотограф сказал, что это не страшно и на
фотографии ничего не будет заметно.
"Ну как, ребята, - сказал фотограф, - хотите порадовать учительницу?"
Мы ответили, что хотим, потому что очень любим учительницу, она вообще-то
добрая, когда не сердится. "Тогда, - сказал фотограф, - быстренько по
местам, и я вас сниму. Самые высокие пусть встанут на ящики, те, кто
пониже, пусть стоят на земле, а самые маленькие пусть сядут". Пока мы
становились по местам, фотограф объяснял учительнице, что в работе с детьми
главное - терпение, и тогда от них можно всего добиться. Но учительница не
успела дослушать его до конца: ей пришлось нас разнимать, потому что все
хотели стоять на ящиках.
Эд кричал: "Я самый высокий!" - и сталкивал всех, кто хотел взобраться
на ящики. Жоффр