Библиотека в кармане -зарубежные авторы



Гессе Герман - Роберт Эгион


Герман Гессе
Роберт Эгион
В восемнадцатом столетии, которое, как и любая иная эпоха, многолико и
отнюдь не исчерпывается представлениями о галантных романах и
забавно-вычурных фарфоровых статуэтках, в Великобритании зародилось новое
направление христианства и христианской деятельности; проклюнувшись из едва
приметного зернышка, оно с поразительной быстротой разрослось, подобно
могучему экзотическому древу, и ныне всем известно как миссионерское
движение евангелической церкви. Миссионерства не чуждается и Рим, однако
католическая церковь не породила в этой области чего-то нового или
выдающегося, ибо с первых своих дней и поныне она считала и считает себя
всемирным царством, в права, обязанности и непременные заботы которого
входит покорение и обращение в истинную веру всех сущих в мире народов, что
и осуществляла католическая церковь неутомимо на протяжении всей своей
истории, порой с любовью и подлинным благочестием, каковые были свойственны
ирландским монахам, порой же - с поспешностью и неумолимостью, отличавшими,
например, Карла Великого. Полной противоположностью такого образа действий
стали труды различных протестантских общин и церквей, и главное их отличие
от вселенской католической церкви состояло в том, что они были
национальными и служили духовным потребностям наций, рас и народов: у чехов
был Ян Гус, у немцев - Лютер, у англичан - Виклиф2.
И если родившееся в Англии протестантское миссионерское движение, в
сущности, находилось в противоречии с самим протестантизмом, ибо обращалось
к древнейшей вере Христовых апостолов, то немало было к тому внешних
поводов и причин. Начиная со славной эпохи Великих открытий странствовали
люди по всему свету, открывали и покоряли неведомые земли, но
исследовательский интерес к незнакомым горам и островам, а равно и
геройство мореходов и искателей приключений повсюду сметены были духом
нового времени, что устремлялся в недавно открытые экзотические земли не
ради волнующих деяний и событий, не из-за редкостных зверей и птиц или
романтических пальмовых рощ, но за перцем и сахаром, шелками и мехом, саго
и рисом, - словом, за товарами, которые приносят прибыль на мировом рынке.
И потому в людях все более развивалась известная односторонность и
горячность, они отбросили или предали забвению многие обычаи и законы,
которые чтила христианская Европа. Там, вдали от дома, они хищно
преследовали и убивали туземцев; в Америке, Африке, Индии образованные
европейские христиане разбойничали, точно куница, забравшаяся в курятник.
Даже если подойти к делу без излишней чувствительности, все это было просто
чудовищно, шел грубый циничный грабеж, творилось насилие, и на родине
завоевателей это вызвало всплеск возмущения и стыда, который в конце концов
привел к тому, что колонизация обрела упорядоченный и благопристойный вид.
Одним же из таких порывов было миссионерское движение, возникшее в силу
справедливого и доброго желания - чтобы Европа дала бедным, беспомощным
язычникам и дикарям нечто иное, нечто благое и возвышенное, а не один лишь
порох да выпивку.
И как бы мы ни расценивали самое существо, пользу, значительность и
успешность миссионерской деятельности, нет никаких сомнений в том, что, как
всякое подлинно религиозное движение, оно было порождено чистотой помыслов
и чувств, что у его истоков стояли благородные, а нередко и замечательные
люди, искренне веровавшие и желавшие добра, что и до сего дня служит ему
немало таких людей. И пусть не все они стали гер