Библиотека в кармане -зарубежные авторы



Бачу Камил - Еничек


КАМИЛ БАЧУ
ЕНИЧЕК
Расстроенный Еничек стоял передо мной, отливая синевой. Я ему
сочувствовал. В прошлый раз он тоже ошибся, но пусть мне покажут того, кто ни
разу не попадал впросак на М-1101. Во-первых, это астероид третьего класса,
этакий шарик диаметром в восемьдесят километров, Когда впервые видишь, как он
к тебе приближается, так и подмывает высунуть ногу из предохранительной
капсулы и пнуть его, словно это футбольный мяч. Во-вторых, кроме того, что он
такой маленький и некрасивый, он к тому же находится в самой активной зоне
этого сектора. Стоит провести на М-110 тридцать солнечных часов, и тебе уже
хочется ругаться со всеми, вопить, носиться повсюду или вообще взорвать
астероид. Поэтому исследования на нем ведутся при помощи роботов серии
"антропоморфный тип А"- "А-А", или просто "А", приятная человеческая внешность
которых благотворно влияет на нервную систему. Но именно эта приятная
человеческая внешность сбивает с толку, и ты каждый раз оказываешься в глупом
положении. Дело в том, что роботы типа "А" очень чувствительны к голоду и
холоду. Поэтому они ходят в защитных скафандрах, и их невозможно отличить от
людей-исследователей.
- Посмотришь на них,- жаловался Еничек,- у всех руки и ноги сгибаются в
суставах, у всех есть головы. Бегают, оборачиваются, кивают тебе, смеются.
Если я заговорю с исследователем, как с роботом, он, пожалуй, отошлет меня на
базу. А если мне встретится "А" и я с ним заговорю, как с человеком, он
подумает, что я над ним издеваюсь. Ты же знаешь, какие они все обидчивые. А
тут я еще совершил посадку не в заданном месте. Никогда со мной такого не
случалось, но на сей раз я ошибся и теперь знал, что меня накажут. Было темно
и холодно; я сообщил свои координаты. Мне ответили, что пошлют кого-нибудь,
кто приведет меня на базу. Они нарочно сказали "кого-нибудь", чтобы я не знал,
как себя вести. Это и было наказание. Вскоре какой-то огонек заскользил вдоль
силовых линий искусственного магнитного поля. "Кто-то" остановился передо мной
и молча кивнул. Ему явно хотелось, чтобы я свалял дурака.
- Что нового?- спросил я.
- Павел ест яблоки,- ответил он.
Сперва я предположил, что он издевается, но потом вспомнил, что в прошлый
раз Павел еще не умел есть, и сказал:
- Через несколько дней он научится кашлять и чихать.
Я не видел за стеклом скафандра выражение его лица, но понимал, что ему -
как и мне - совершенно безразлично, ест Павел яблоки или нет. (Павел - это
робот для особых исследований; ученые развлекались тем, что вырабатывали у
него рефлексы, внешне напоминающие человеческие.) Я счел целесообразным задать
нейтральный вопрос:
- Как погода? Марганцевые метеориты больше не выпадали?
- Погода хорошая,- отозвался он.- Марганцевые метеориты больше не
выпадали.- Может быть, они больше не будут выпадать в течение этого периода.
- Считаю,- ответил он,- что не будут.
Его ответы придали мне некоторую уверенность. Люди обычно не договаривают
предложений до конца и дикция у них хуже, чем у роботов. А он произносил
законченные фразы с одинаковой интонацией. И я сделал из этого заключение, что
он робот. Тем более, что .он сказал "считаю", а не "думаю", "пожалуй" или "мне
кажется". Известно, что роботы, если они чем-то обеспокоены, выбирают
наилучший из возможных вариантов и говорят, как правило, "считаю" или "по моим
расчетам". Поэтому я уже совсем было открыл рот, чтобы произнести формулу,
предназначенную для "А", но тут он ударил меня по плечу и спросил:
- Какие новые ане