Библиотека в кармане -зарубежные авторы



Андерсон Пол - Царица Ветров И Тьмы (The Queen Of Air And Darkness)


romance_sf Пол Андерсон Царица ветров и тьмы (The Queen of Air and Darkness) Премия за достижения в научной фантастике (Премия "Хьюго") в 1972 г. (категория "Повесть").
ru en Kot 73 FB Tools, EditPad Pro, Any to FB2 2004-03-12 www.fenzin.org B9F47F0C-36EB-45C3-9FD9-A3B4E98B2DBC 1.0 ЦАРИЦА ВЕТРОВ И ТЬМЫ
Последние отблески последнего заката продержатся в небе еще до середины зимы, но день уже кончился, и северные земли охватило ликование. Раскрылись яркие соцветия на ветвях огненных деревьев, на поросших броком и дождевальником холмах заголубели чашечки сталецвета, в долинах раскрыли белые лепестки первые застенчивые «недотроги».

Заметались над лугами порхунчики с радужными крыльями, тряхнул рогами и зычно затрубил королевский олень. Фиолетовое небо от горизонта до горизонта заполнилось чернотой.

Обе луны, почти полные, лили свой студеный свет на листву и оставляли в воде дорожки расплавленного серебра, но тени от них размывались северным сиянием. Огромное мерцающее полотнище раскинулось на полнеба, а за ним уже проглядывали ранние звезды.
Под дольменом, венчающим курган Воланда, сидели юноша и девушка. Их длинные, чуть не до пояса, волосы, выбеленные летним солнцем, светились в полутьме, словно два ярких пятна, зато тела, темные от загара, почти сливались с землей, кустарником и камнями.

Юноша играл на костяной флейте, девушка пела. Совсем недавно они открыли для себя любовь. Им было около шестнадцати, но ни он, ни она не знали этого.

Оба считали себя аутлингами, по традиции безразличными к ходу времени, и почти ничего не помнили о жизни среди людей.
Холодные звуки флейты оплетали ее голос тонкой мелодией:
Волшебные чарыСложим на паруИз капель росы и пыли,Из ночи, что нас укрыла.Ручей у подножия кургана, уносящий отблески лунного света к скрытой за холмами реке, откликался на песню веселым журчанием. На фоне северного сияния то и дело проскальзывали в небе темные силуэты летучих дьяволов.
Через ручей перепрыгнуло существо с двумя руками, двумя длинными, когтистыми ногами и целиком, до самого хвоста, покрытое перьями. За спиной у него колыхались большие сложенные крылья. На лице, лишь наполовину человеческом, блестели огромные глаза.

Если бы Айох мог выпрямиться, он, пожалуй, достал бы юноше до плеча.
– Он что-то несет, – сказала девушка, поднимаясь. В северных сумерках она видела гораздо хуже, чем издревле обитавшие здесь существа, но у нее давно вошло в привычку полагаться даже на крохотные подсказки своих чувств: помимо того, что пэки обычно летают, этот передвигался, хотя и торопливо, но явно с трудом.
– И он идет с юга. – В душе юноши, словно расцветший зеленый всполох на фоне созвездия Лирт, разгорелось радостное предчувствие, и он устремился к подножию холма. – Эгей, Айох! Это я, Погонщик Тумана!
– И я, Тень Сновидения, – выкрикнула, смеясь, девушка и последовала за ним.
Пэк остановился. За его шумным дыханием даже не слышно было шороха листвы вокруг. От того места, где он стоял, тянуло острым запахом раздавленных плодов йербы.
– С рождением зимы! Вы поможете мне отнести вот это в Кархеддин, – сипло проговорил пэк и протянул им свою ношу. Глаза его светились, словно два желтых фонаря.

Ноша шевелилась и хныкала.
– Ой, это ребенок, – сказал Погонщик Тумана.
– Такой же, как и ты в детстве, такой же, как и ты. Хо-хо! Вот это улов! – хвастливо произнес Айох. – Их там было немало, в лагере у Перепаханного леса, все вооружены, а кроме сторожевых машин у них еще и злющие псы, что бродят по лагерю, пока люди спят. Но я спустился с неба, при